История Воркуты



История Воркуты

«Ты будешь, неведомый друг и товарищ, По – прежнему спутником пасмурных лет, Чтоб дать на заре отпылавших пожарищ Исканьям потомков горячий ответ.»

Я.Косман

Долгие годы тайна Кирпичного завода оставалась самой большой тайной и самой таинственной историей. Причина в том, что очевидцев практически не осталось в живых. Вскользь об этих событиях упоминает А. Солженцин, но после прочтения в его Архипелпаге ГУЛАГ описания трагедии, возникает еще больше вопросов. Зная особенности нашего климата и рельефа, понимаешь, что в его текстах много неточностей. Сам он в наших краях не был, а собирал устные рассказы очевидцев.

В своей книге «Эхо прожитого, или воспоминания о Воркутлаге» касается расстрелов на первом кирпичном заводе Иван Cулимов. Но самым достоверным и полным описанием событий 1937-38 гг стала книга Михаила Байтальского «Тетради для внуков». Впервые в воркутинском «Мемориале» о кашкетинских расстрелах заговорили в 1989 г. Член правления ВОО «Мемориал» Евгения Хайдарова рассказывает, что в Воркуте жил очевидец этих событий, репрессированный в 1934 г. Илья Прокопьевич Одинцов. Он то и поведал о существовании кирпичного завода где-то за рекой Юньяга. Евгения Алексеевна занялась поисками совместно с другими «мемориальцами».

Активное участие в поиске принимал ныне покойный корреспондент газеты «Заполярье» Митин, известный в городе историк, бывший репрессированный, и ныне тоже покойный П. И. Негретов. Большой интерес проявлял журналист-натуралист В. Терентьев. Но поиски закончились только обнаружением околотка Кирпичный на двадцать восьмом километре бывшей узкоколейки. Тогда и обратились за помощью к полковнику КГБ В.М. Полещикову. Он обнародовал расстрельные списки, которые удалось обнаружить в архиве КГБ. И лишился работы…. Большой интерес к истории Кашкетинских расстрелов проявил бывший воркутинец Евгений Духовской. Впервые он узнал о существовании кирпичного завода и его трагедии от Леонида Кондратьева, попавшего на пристать Воркута – Вом, а затем на узкоколейку совсем молоденьким мальчиком и слышавшем от очевидцев о расстрелах на Кирпичном заводе. Евгений Духовской тоже отправился в путь. Его ошибкой оказалось тоже то, что он за кирпичный завод принял околоток.

Хотя особой трудности ориентирование не составляло, так как до сих пор сохранились карты 1947 г. на которых обозначена узкоколейка и околотки на ней. Духовскому удалось снять небольшой фильм на этом месте с воркутинской студией телевидения. Место нахождения непосредственно кирпичного завода мы прояснили только в 2005 г. Поисковая группа состояла из двух членов правления ВОО «Мемориал», в том числе автора данной статьи и троих Воркутинских школьников.

Подобные экспедиции к остаткам лагерей ГУЛАГа и по поиску захоронений для «мемориальцев» не редкость. Главные участники- дети. В конце июня группа отправилась из Воркуты по маршруту: пос. Рудник - околоток Кирпичный, по нитке узкоколейки, которая связывала Воркуту с «Большой землей» в период 1934-41 г.г. Интересным фактом является то, что среди школьников, участников экспедиции находился прапраправнук Михаила Байтальского - одного из заключенных, работавшего на кирпичном заводе и оказавшегося посвященным в его страшную тайну, автора книги «Тетради для внуков» в которой он описывает события, происходящие в этих местах в 1937-38 гг.. Наш путь начинался на улице Усинской, где в 30-40 годы располагался район ВЖД и лесокомбинат.

По правую сторону дороги еще сохранились остатки комендантского лагеря. Далее по нитке дороги встречаются остатки мостов через ручьи, следы станции Ненец, Помеха. Первую ночевку группа организовала у реки Юньяга, затем у ручья Помеха. Всего на протяжении дороги удалось обнаружить остатки семи мостов. Дорога местами выделяется четкой отсыпкой среди окружающей ее тундровой растительности, порой видны следы от шпал, местами она пропадала, превращаясь в болото, исполосованное вездеходами. Околоток «Кирпичный» обнаружить удалось легко. Александр Колмыков, председатель правления ВОО «Мемориал» предположил, что завод находился в полутора километрах от дороги, и как показали дальнейшие экспедиции, оказался прав. Заросшую кустарником дорогу, ведущую к заводу, удалось обнаружить с большим трудом после кропотливых поисков.

Миша. Праправнук Михаила Байтальского - узника кирпичного завода
Миша. Праправнук Михаила Байтальского - узника кирпичного завода, автора книги "Тетради для внуков"

Осенью того, же 2005 г. Мы вдвоем с Колмыковым бродили уже по правому берегу реки Юньяга. Нашли остатки кирпичного завода. Благодаря этому и описаниям в книге Байтальского мы могли уже примерно указать предполагаемое место осуществление казней. Остается загадкой, которую еще предстояло разгадать куда «захоронили» такое огромное количество человеческих тел. Верится с трудом, что небольшая расстрельная команда была в состоянии вырыть огромные ямы в мерзлом мартовском грунте. Мы надеялись найти место захоронений. Поездки следовали одна за другой. В поиски «мемориальцев» включился туристический клуб «Дриада».

Пытались копать почву в различных предполагаемых точках в районе кирпичного завода и околотка Кирпичный и даже приглашали людей, обладающих экстрасенсорными способностями. Александр Васильевич Калмыков частенько выезжал на Юньягу один и все искал, искал…. В конце концов, радиус поиска сузился, но точного места найти так и не удалось. Не удивительно, прошло очень много лет. Есть предположение, что следы преступления, кости казненных, руководство НКВД постаралась уничтожить при помощи негашеной извести. В марте 2008 г. печальный юбилей – 70 лет расстрела. Правление ВОО «Мемориал», члены туристического клуба &дaquo;Дриада» считают, что к юбилею необходимо приурочить установку памятного знака на предполагаемом месте расстрелов.

Знак стоит установить на левом берегу реки Юньяга так, что бы его было видно из окон проходящих мимо поездов. Ныне действующая железная дорога находится в 1.5-2 километрах от места, где проходили страшные события 1937-38 гг. Казалось бы, стоит поставить точку, все возможные варианты поиска исчерпаны. Но еще одна таинственная история не давала нам покоя. Александру Калмыкову удалось встретиться с женщиной, внучкой оленевода, которая рассказала, что в их семье под строжайшим секретом держали наказ, что бы в районе реки Юньяги по левому берегу не пасли оленей.

Дед оберегал свою семью от встречи с местом, где произошла страшная трагедия. Огромное количество человеческих тел было свалено в нескольких местах рядом с большой березой. Береза очень приметная, такой березы в окрестностях больше нет на многие километры. Березу Александр Калмыков нашел как раз в районе предполагаемых расстрелов. Прошло 70 лет, есть ли смысл придерживаться ее как ориентира? И вот открытие! В момент написание этой статьи, покопавшись в энциклопедии, я выяснила, что березы живут 250 лет!









Архив прошедших событий в Воркуте