История Воркуты



История Воркуты (9 выпуск ).
Забастовка 37 г.

Я все равно с непокоренной силой Храню мечты единственной оплот, Что по моей неведомой могиле Пройдет вперед бунтующий народ.

Яков Косман, расстрелянный в 1942 г.

Наступил 1937 г. Поселение на реке Воркута меняло свой облик. На левом берегу возник поселок вокруг новой строящейся шахты №1 «Капитальная». Появились первые улицы - Шахтная, Красноармейская, Станционная. На перекрестке улицы Шахтная и Красноармейская построили два первых двухэтажных рубленных дома. Дома доставлялись баржами в разобранном виде.

Пронумерованные срубы потом быстро собирались, как детский конструктор. В 1938 г. распахнула свои двери деревянное двухэтажное здание школы №1, расположенное на улице Заполярная (Пушкина). В школе три учителя обучало 25 учеников. Быстро растущий город, рекордные темпы освоения нового угольного бассейна в Советском Заполярье – это одна сторона медали, начищенная до блеска. Вторая сторона темна и скрыта от посторонних взглядов. Это страшные тайны лагерей ГУЛАГа, которые, по сей день остаются, скрыты молчаливой воркутинской тундрой. Одной из таких тайн являются массовые расстрелы заключенных весной 1938 г.

Все начиналось с голодовки заключенных, отбывающих свой срок в основном по политическим статьям. В сталинской системе исправления и наказания считалось, что хулиганы, воры, насильники - преступники менее опасные, чем судимые по 58 статье или так называемые «троцкисты».

История тех страшных событий восстанавливалась по крупицам на основании воспоминаний очевидцев или, тех, кто слышал от них о произошедшем. Очевидцев практически в живых не осталось, а документы были долгие годы засекречены. Единственный документальный материал был опубликован в газете «Заполярье» в 1995 г. Автор, В. Полещиков, будучи близок к секретным материалам ФСБ, опубликовал материалы следственного дела руководителей голодовки. Следственные дела участников голодовки, хранящиеся в архиве УФСБ РФ по РК на сегодня единственной известный материал, проливающий свет на события 1936 –38 гг.

Давайте заглянем в предысторию событий. После убийства С. Кирова по стране прокатилась волна новых репрессий. Осужденные «троцкисты» отправляли по двум направлениям: на Колыму и в Ухто-Печорсткий ИТЛ. Несмотря на то, что связи между воркутинскими и колымскими лагерями не было и не могло быть, голодовка вспыхнула там практически одновременно и примерно по одному сценарию. Документ, сохранившийся в архиве - заявление заключенных Угольного отделения Ухто-Печорского ИТЛ в НКВД и начальнику Ухто-Печорского ИТЛ НКВД, составленный в первой половине октября. Заключенные писали об адских, не человеческих условиях содержания в лагерях Воркуты и выдвигали требования:

В конце обращения были слова: «…исчерпав все возможности бесконфликтного урегулирования условий нашего существования в лагере, тяжесть, которых становится для нас совершенно невыносимой, мы вынуждены прибегнуть к борьбе за вышеизложенные требования, путем голодовки…Голодовку начинаем с 10 часов утра 18 октября».

За обращением следует семьдесят три фамилии подписавшихся. Требования сегодня кажутся фантастическими. Нам известно, в каких условиях содержались заключенные ГУЛАГа. Но они в 36 году, еще не знали и не могли предположить, как это будет. Они жили в молодой советской стране, в которой власть, казалось бы, соблюдала законы, за исключением редких «перегибов на местах» и придерживалась конституции.

К тому, же у многих из них - старых коммунистов за плечами были царские ссылки. Они воспринимали свои требования, как норму, ведь именно так содержались политические заключенные в царской России. Самое основное, что они хотели получить – право работать в отдельных бригадах, без уголовников. В сталинских лагерях уголовных заключенных называли социально близкими элементами и назначали обычно учетчиками или бригадирами.

«Пока шла голодовка, уголовников всячески науськивали на «троцкистов». Нас и до того иначе не называли, а тут слово «Троцкист» стало в устах рецидивистов, самой бранной кличкой. «Да, троцкист хуже меня. Я свою жену убил - на то она и моя. А он - Кирова. Кто ему дал на это право? » … Писал Михаил Байтальский - свидетель событий тех лет.

Принять требования бунтовщиков означало, то, что власть должна была официально признать понятие «Политический заключенный». А это уже серьезные антисоветские выводы, следовательно, требования контрреволюционные.

Воркутинская голодовка продолжалась почти четыре месяца - это самая длительная из известных акций протеста политических заключенных. Непосредственно забастовщики голодали от двух до трех недель, затем их переводили в лагерные больницы на Руднике, станции Уса и Сыр-яга.

От медицинской помощи голодающие отказывались и тогда их начинали кормить принудительно через зонд. В данной ситуации уголовники тоже оказались правой рукой администрации их иногда привлекали к насильственному кормлению забастовщиков, через зонд. В голодовку вступали последовательно, соответственно установленному расписанию, 24 октября вступила группа женщин.

Точное количество участников голодовки не известно до сих пор. Сохранился список 191 участника голодовки. Но, скорее всего их было значительно больше. Мерой пресечения у каждого из них был расстрел.









Архив прошедших событий в Воркуте